Соевая мука в комбикормах для яичных кур-несушек

В 2000-2004 гг. были проведены два опыта и производственная проверка на яичных курах-несушках кросса «Ломанн белый» в производственных условиях ОГУП «Птицефабрика Свердловская». Биохимические исследования проведены в отделе физиологии и биохимического анализа Всероссийского научно-исследовательского и технологического института птицеводства. В опытах использовали полножировую соевую муку российского производства, полученную из генетически немодифицированных бобов, выращенных в Приморском крае.
Инактивацию антипитательных веществ осуществляли на экструдерах фирмы «Инста Про» в Свердловской области, а о степени разрушения антипитательных веществ судили по активности фермента уреазы и растворимости протеина, как косвенных показателях этого процесса.
Птицу содержали в клетках (оборудование БКН-4).
Задачей первого опыта являлось изучение возможности использования полножировой соевой муки с разной активностью уреазы и растворимостью протеина при замене ею соевого шрота и кормового жира.
Задача второго опыта — преимущественная замена подсолнечного шрота и кормового жира. В качестве источника лизина использовали препарат фирмы ADM и синтетический метионин Волжского завода «Оргсинтез».
Лучшие варианты рационов были проверены в производственных условиях ОГУП «Птицефабрика Свердловская» на яичных курах кросса «Ломанн белый». Схема производственной проверки представлена в табл. 2. В каждом варианте было 1260 голов кур-несушек.
В работе учитывали, сохранность поголовья и причины отхода -ежедневным осмотром птицы; яйценоскость кур — ежедневно; массу яиц -гравиметрически ежемесячно 3 дня подряд от всей подопытной птицы; морфологические показатели яиц; живую массу — путем индивидуального взвешивания в начале и конце опыта; затраты кормов на 1 голову за период опыта; затраты кормов на 10 шт. яиц; переваримость и использование питательных и минеральных веществ корма — по рекомендациям ВНИТИП; химический состав кормов, помета, яиц — в соответствии с методическими рекомендациями для зоотехнических лабораторий; содержание витаминов А, Е, В2 и каротиноидов в желтке яиц при проведении балансовых опытов; содержание макро — и микроэлементов в яичной массе, обезжиренной большеберцовой кости, печени, грудной мышце; общую активность протеаз дуоденального химуса по методу Moore and Stein в модификации A.M. Уголева и Н.М Тимофеевой 1969 г.; концентрацию свободных аминокислот и содержимом двенадцатиперстной кишки на аминокислотном анализаторе; жирнокислотный состав кормов, липидов желтка яиц, печени, грудных и ножных мышц — на газожидкостном хроматографе; доступность аминокислот рассчитывали по результатам балансовых опытов по формуле:

Доступность аминокислот = (АКкорма — АКпомета) / АКкорма х 100%,

где АКкорма — количество аминокислоты, потребленной с кормом, АКпомета — количество аминокислоты, выделенное с пометом.
Растворимость протеина: определение проводили согласно ГОСТ 13979.3-68 «Жмыхи, шроты и горчичный порошок. Методы определения сырого протеина и растворимых протеинов».
Активность уреазы: определение проводили согласно ГОСТ 13979.9-69 «Жмыхи и шроты. Методика выполнения измерений активности уреазы».
Экономическую эффективность применения полножировой соевой муки с различной активностью уреазы и растворимостью протеина в комбикормах для яичных кур-несушек определяли по результатам производственной проверки с учетом действующих цен.
Цифровой материал обрабатывали методом вариационной статистики, описанным И.И. Кочишем (1992).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Перед началом экспериментов был изучен химически состав полножировой соевой муки. В 100 г муки в пересчете на абсолютно сухое вещество содержалось 1533 кДж обменной энергии, 35,8% сырого протеина, 21,9% сырого жира, 5,2% сырой клетчатки, 12,27% линолевой кислоты, 0,25% кальция, 0,66% фосфора, 2,35% лизина, 0,75% метионина и 0,57% цистина.
Содержание полиненасыщенных жирных кислот в соевом масле гораздо выше, чем в говяжьем жире. Основные жирные кислоты, поступающие в организм птицы с соевым маслом — это полиненасыщенные и мононенасыщенные жирные кислоты. Каждая категория этих жирных кислот
оказывает значительное влияние на липидный обмен и степень использования жиров организмом птицы, а также их накопление в липидах желтка яиц, грудных и ножных мышц.
В связи с большим содержанием в полножировой соевой муке ненасыщенных жирных кислот большое значение имеет предотвращение процессов окисления жиров в комбикормах, содержащих этот продукт.

Увеличение кислотного числа отмечалось при хранений как в первом, так и во втором образцах. Однако степень нарастания кислотного числа была более существенной в первом образце полножировой соевой муки, где не был добавлен антиоксидант: через 30 дней хранения этот показатель уже превышал допустимый уровень 10 мг КОН/г на 2,14 мг КОН/г. В образце, обогащенном агидолом, усиление окислительных процессов происходило существенно медленнее, и только к 45 дням хранения кислотное число приблизилось к допустимому пределу и составило 9,76 мг КОН/г
Основные показатели, полученные в первом опыте на курах-несушках, приведены в табл. 4. из которой следует, что включение в рацион полножировой соевой муки с разной активностью уреазы и растворимостью протеина оказывало влияние на сохранность поголовья. Самая низкая сохранность кур была во 2-й и 7-й группах, птица которых получала комбикорма с полножировой соевой мукой при активности уреазы 0,0 и 0.5 pН и растворимости протеина 42 и 90% соответственно. Сохранность поголовья в этих группах была на 5% ниже, чем в контрольной, а в сравнении с -1-й и 5-й опытными группами, имеющими самые высокие показатели сохранности ниже на 6%. Также ниже контрольной группы на 1-3% соогветственно была сохранность в 3-й и 6-й группах птицы, получавших комбикорма с полножи-ровой соевой мукой при активности уреазы 0,1 и 0.4 pН и растворимости протеина 70 и 87%.

Яйценоскость кур, получавших комбикорма с полножировой соевой мукой при активности уреазы 0,2 pН и растворимостью протеина 80% (группа 4), была самой высокой и составила 332 яйца на начальную несушку зa 54 недели опыта (на 4 яйца больше, чем в контрольной группе) при интенсивности яйценоскости 86,2% (на 1,5% выше, чем и контроле). Количество яичной массы, полученной от несушек 4-й группы, было на 2,5 % больше, чем в контрольной группе а также на 25.0 и 16.5% больше, чем в группах 2 и 7 соответственно.
Скармливание комбикормов, содержащих полножировую соевую муку с активностью уреазы 0,0 и 0.5 pНl (группы 2 и 7), способствовало существенному снижению яйценоскости и в cpaвнeнии с птицей контрольной группы, и с другими опытными группами. Средняя масса яиц в этих группах была достоверно ниже (р < 0,01 -0,05), чем в других группах. Уровень полученной яйцемассы от несушки в 4-й группе превосходил контрольную группу на 2,5%, а 2-ю и 7-ю группы — на 25,0 и 16,5% соответственно.
По живой массе кур в конце опыта (72 недели) между контрольной и опытными группами достоверных различий не установлено.
Низкие затраты корма на 10 яиц и на 1 кг яичной массы были у кур 4-й группы, получавших комбикорм с полножировой соевой МУКОЙ при активности уреазы 0,2 рН и растворимости протеина 80%. Самые высокие затраты корма на 10 яиц и на 1 кг яйцемассы отмечены у кур 2-й и 7-й групп, получавших в комбикорме полножировую соевую муку с активностью уреазы 0,0 и 0,5 рН при растворимости протеина 42 и 90%. У несушек этих групп затраты корма на 10 яиц и на 1 кг яйцемассы были выше, чем у несушек контрольной группы на 11,9 и 14,1%; 13,6 и 22,1% соответственно, а по сравнению с 4-й опытной группой эти различия были еще больше и составили 14,4 и 16,7%; 16,3 и 25,0%.
Комбикорма с полножировой соевой мукой при разной активности уреазы и растворимости протеина оказали существенное влияние на переваримость и использование азота. Так, переваримость протеина у несушек при нулевой активности уреазы и растворимости протеина 42% была ниже по сравнению с несушками контрольной группы на 6,2%, и еще более низким этот показатель был у кур 7-й группы, получавших комбикорма с полножировой соевой мукой при активности уреазы 0,5 рН и растворимости протеина 90%.
Переваримость несушками протеина комбикормов, содержащих полножировую соевую муку с активностью уреазы 0,1; 0,3; 0,4 и 0,5 рН и растворимостью протеина 70, 85, 87 и 90% была также ниже на 1,6; 0,7; 4,8 и 7,5% соответственно.
Что касается доступности аминокислот, то при нулевой активности уреазы полножировой соевой муки резко снижалась доступность лизина (на 7,4% по сравнению с 4-й группой), а при активности уреазы 0,5 рН и растворимости протеина 90% доступность метионина уменьшалась на 6,8%.
По-видимому, при жестких режимах тепловой обработки полножировой соевой муки снижается переваримость протеина и доступность аминокислот, а недостаточная влаготепловая обработка не приводит к полной инактивации ингибиторов трипсина, что также ухудшает переваримость
протеина и доступность аминокислот. При воздействии высоких температур лизин вступает в реакцию с сахарами и становится недоступным для пищеварительных ферментов.
Во втором опыте мы заменяли подсолнечный шрот и кормовые жиры полножировой соевой мукой с разной активностью уреазы и растворимостью протеина.

Самую высокую переваримость протеина имели несушки 4-й опытной группы — на 6,7% выше, чем у кур 2-й опытной группы. Аналогичная закономерность отмечена и по усвоению азота.
У кур-несушек 2-й и 7-й опытных групп усвоение азота было ниже на 4,8 и 5,0% по сравнению с 1-й контрольной группой и на 9,5 и 9,7% — по сравнению с 4-й опытной группой.
При нулевой активности уреазы и растворимости протеина 42% полножировой соевой муки (группа 2) резко снижалась доступность лизина — на 7,8% по сравнению с 4-й опытной группой и на 6,4% — по сравнению с контрольной.
Доступность метионина у несушек 7-й опытной группы, потреблявшей комбикорм с полножировой соевой мукой при активности уреазы 0,5 рН и растворимости протеина 90%, уменьшалась на 6,7% в сравнении с курами 4-й опытной группы и на 6.0% — в сравнении с несушками контрольной группы 1.
Самую высокую активность общих протеаз, как в первом (507 усл. ед.), так и во втором (495 усл. ед.) опытах, имели несушки 4-й опытной группы, получавшие комбикорма с полножировой соевой мукой при активности уреазы 0,2 рН и растворимости протеина 80%. Разность по сравнению со 2-й опытной группoй находилась в пределах 37,1-42,0% (р < 0,001). По суммарной концентрации свободных аминокислот в содержимом
12-перстной кишки лучший показатель отмечен у кур 4-й группы (146,7 и 148,4 мг% в опытах 1 и 2), а более низкий уровень использования аминокислот — при использовании в комбикорме полножировой соевой муки с активностью уреазы 0,0 и 0.5 рН при растворимости протеина 42 и 90% соответственно.
По результатам двух опытов переваримость жира находилась в пределах 72,3-82,7%.
В связи с тем, что соевые бобы содержат ряд антипитательных факторов, влияющих на минеральный обмен, мы изучали использование кальция и фосфора организмом кур-несушек, а также содержание макро- и микроэлементов в яичной массе, берцовой кости, печени и грудной мышце кур при использовании полножировой соевой муки разного качества.
Использование кальция в 3-й, 4-й, 5-й опытных и 1-й контрольной группах находилось в пределах 51,0-54,4% (опыты 1 и 2). Более низкие показатели использования кальция отмечены у кур 2-й, 6-й и 7-й опытных групп (на 1,5-7,0%).
Данные по использованию фосфора организмом кур-несушек по группам были аналогичны данным по использованию кальция.
Содержание кальция и фосфора в яичной массе, берцовых костях, печени и мышцах было наименьшим у кур 2-й группы, получавших комбикорма с нулевой активностью уреазы при растворимости протеина 42%.
Что касается содержания микроэлементов железа, марганца, цинка и мели, то наибольшее накопление этих элементов в яичной массе, берцовых костях, печени и мышцах отмечено у несушек 4-й группы, получавших комбикорма с полножировой соевой мукой с активностью уреазы 0,2 рН и растворимостью протеина 80%. Самым низким содержанием этих микроэлементов отличались несушки 2-й опытной группы (0,0 рН и 42%).
У птицы 5-й и 6-й опытных групп уровень содержания микроэлементов в яичной массе, берцовых костях, печени и грудной мышце имел тенденцию к снижению, хотя эти различия были недостоверными.
Скармливание курам-несушкам комбикорма с полножировой соевой мукой одинакового химического состава, но с разной активностью уреазы и растворимостью протеина (опыты 1 и 2) практически не оказывало влияния на качество яиц. При использовании в комбикормах полножировой соевой муки в желтке яиц повышалось содержание витамина Е, что, вероятно, связано с более высоким уровнем этого витамина в соевом масле.
Уровень витамина Е в яйцах кур опытных групп был выше контрольной группы, как в первом, так и во втором опытах, на 6,3-35,5% (95,0 и 97,4 мкг/г в опытах 1 и 2).
Одним из основных критериев качества яиц и мышечной ткани является содержание в них ненасыщенных жирных кислот.
Исследования жирнокислотного состава липидов желтка яиц показали, что полножировая соевая мука независимо от активности уреазы и уровня содержания растворимого протеина оказывала влияние на данный показатель. Суммарное содержание ненасыщенных жирных кислот во всех опытных группах возрастало на 3,24-4,14%, а насыщенных — снижалось.
Увеличение содержания ненасыщенных жирных кислот происходило, главным образом, за счет олеиновой и линолевой кислот, а снижение содержания насыщенных — за счет пальмитиновой кислоты.
Сумма мононенасыщенных жирных кислот под влиянием полножировой соевой муки несколько возрастала, а соотношение насыщенных и ненасыщенных жирных кислот в опытных группах увеличивалось при более узком соотношении пальмитиновой и олеиновой кислот.
В oпытe 2 уровень насыщенных жирных кислот в липидах желтка яиц во всех опытных группах был ниже, чем в контрольной группе на 5,54-5,91%.
Значительных различий по содержанию насыщенных жирных кислот в липидах желтка яиц между опытными группами не установлено.
Что касается мононенасыщенных и полиненасыщенных жирных кислот в липидах желтка яиц, то в опытных группах их содержание было выше, чем в контрольной группе. Так, содержание линолевой кислоты находилось в пределах 11,61-11,82% от суммы всех жирных кислот, а у не сушек контрольной группы — 9,94%.
Соотношение ненасыщенных и насыщенных жирных кислот во всех опытных группах кур было выше, чем в липидах желтка яиц кур контрольной группы (1,41-1,43:1 в опытных группах против 1,12:1 в контрольной), а соотношение пальмитиновой и олеиновой кислот было самым высоким в липидах желтка яиц кур контрольной группы по сравнению с опытными (0,95-0,97:1).
По результатам двух опытов использование полножировой соевой муки в комбикормах для кур-несушек способствовало увеличению качества пищевых яиц за счет повышения в них уровня ненасыщенных жирных кислот.
Включение в комбикорма полножировой соевой муки способствовало повышению содержания в липидах грудных и ножных мышц полиненасыщенных жирных кислот на фоне снижения содержания насыщенных (опыты 1 и 2).
Производственная проверка эффективности использования комбикормов с полножировой соевой мукой для кур-несушек
Применение полцожировой соевой муки с активностью уреазы 0,2 рН и растворимостью протеина 80% при замене ею соевого, подсолнечного шротов и кормовых жиров в комбикормах для кур-несушек позволяет сократить дефицит энергии, белка и получать при этом хорошие зоотехнические и экономические показатели. Проведенные опыты свидетельствуют, что лучшие зоотехнические показатели отмечены при включении в комбикорма полножировой соевой муки при уровне активности уреазы 0,2 рН и растворимости протеина 80%.
Производственная проверка была проведена в условиях ОГУП «Птицефабрика Свердловская» на курах-несушках кросса «Ломанн белый» с 240-дневного возраста в течение 6 месяцев продуктивности на трех группах по 1260 голов в каждой.
Экономическая эффективность использования полножировой соевой муки в комбикормах для кур-несушек в новом варианте №2 составила 1962 рубля. В расчете на 1000 голов кур-несушек экономический эффект составил 1557,1 рублей.

ВЫВОДЫ

1. Полножировая соевая мука, полученная из бобов отечественного производства, содержит 1533/100 г кДж обменной энергии, 35,8% сырого протеина, 21,9% сырого жира, 54,4% линолевой кислоты в составе соевого масла.
2. Для снижения процессов окисления при хранении в полножировую соевую муку необходимо вводить антиоксидант агидол из расчета 125 г на 1 т соевой муки, что позволяет продлить срок ее хранения до двух месяцев.
3. При использовании полножировой соевой муки с уровнем активности уреазы 0,2 рН и растворимостью протеина 80% в рационах кур-несушек в количестве 20 и 15% соответственно по возрастным периодам 18-46 и 47-72 недели жизни сохранность птицы, яйценоскость на начальную несушку были выше, чем в контрольном и других опытных группах, получавших аналогичные по питательности рационы за счет соевого, подсолнечного шротов и кормовых жиров, и составили 96,4 и 97,0% и 330 и 332 яйца соответственно, а затраты корма на 10 шт. яиц при этом были ниже и составили 1,32 и 1,35 кг, на 1 кг яйцемассы — 2,08 и 2,12 кг.
4. Понижение активности уреазы до 0,0 рН при растворимости протеина 42%рбусловило увеличение затрат корма на 10 шт. яиц|на 2,3 и 3,7%, а на 1 кг яйцемассы — на 2,4 и 3,3% соответственно.
5. При включении в рацион полножировой соевой муки с активностью уреазы 0,5 рН и растворимостью протеина 90% интенсивность яйценоскости кур-несушек снизилась на 12,7 и 12,5% по сравнению с этим показателем у птицы, получавшей полножировую соевую муку с активностью уреазы 0,2 рН и растворимостью протеина 80%.
6. Использование полножировой соевой муки с активностью уреазы 0,0 и 0,5 рН и растворимостью протеина 42 и 90% привело к снижению переваримости протеина соответственно на 6,4-6,7% и 6,6-7,5% в сравнении с группами кур, получавшими соевую муку с активностью уреазы 0,2 рН и растворимостью протеина 80%. Доступность лизина при этом понижалась на 7,4-7,8% и 8,1-8,4%, а метионина -на 3,8-4,9% и 6,7-6,8%.
7. Активность пищеварительных протеаз и концентрация свободных аминокислот в химусе двенадцатиперстной кишки кур-несушек находились в зависимости от активности уреазы и растворимости протеина. При активности уреазы менее и более 0,2 рН и растворимости протеина менее и более 80% отмечено снижение активности пищеварительных протеаз и концентрации свободных аминокислот в дуоденальном химусе кур-несушек.
8. Использование жира организмом кур-несушек из комбикормов, содержащих полножировую соевую муку с нулевой активностью уреазы и растворимостью протеина 42%, а также активностью уреазы 0,5 рН и растворимостью протеина 90%, уменьшалось на 2,3-3,5% и 4,3-9,9%; кальция — на 6,9-7,0%; фосфора — на 7,3-7,8% и 8,1-8,6% по сравнению с этими показателями у кур, получавших комбикорма с соевой мукой при активности Уреазы 0,2 рН и растворимости протеина 80%.
9. Содержание марганца, цинка и меди в яйцах, грудной мышце, печени и большеберцовых костях находилось в зависимости от уровня активности уреазы и растворимости протеина полножировой соевой муки. Наименьшее содержание микроэлементов отмечено у несушек, получавших полножировую соевую муку с нулевой активностью уреазы и низкой (42%) растворимостью протеина.
10. Уровень полиненасыщенных жирных кислот в липидах желтка яиц, грудных и ножных мышцах, печени при включении в комбикорма кур-несушек полножировой соевой муки увеличивался, в основном за счет линолевой кислоты, а насыщенных жирных кислот — уменьшался, главным образом, за счет пальмитиновой кислоты.
11. Экономическая эффективность содержания 1000 голов кур-несушек, получавших комбикорма с полножировой соевой мукой с активностью уреазы 0,2 рН и растворимостью протеина 80% в ценах 2004 года составила 1557,1 рублей.

Предложения производству

В качестве источника энергии и протеина в комбикорма для яичных кур-несушек следует включать полножировую соевую муку с активностью уреазы 0,2-0,3 рН и растворимостью протеина 80-85% в количестве до 20 и 15% соответственно возрастным периодам 18-46 недель жизни и с 47 недель — до конца продуктивного периода.

 
 
 
 

Оставьте комментарий

 



Все поля должны быть заполнены.