Предметная и предтрудовая деятельность ископаемых обезьян, как фактор зарождения трудовой деятельности человека

25

Взаимодействие зрения и тактильно-кинестетической чувствительности рук обезьян проявляется в интенсивной и многообразной манипуляционной активности. Как низшие, так и человекообразные обезьяны осуществляют в ходе манипулирования практический анализ объекта (расчленение, разбор его, выделение и обследование отдельных деталей и тому подобное). Однако, у человекообразных обезьян значительно сильнее чем у низших выражены синтетические «конструктивные» действия. Они чаще воссоздают из частей целое путем сближения, соединения, наслаивания, переплетения и скручивания предметов. Примером конструктивных действий может служить гнездостроение у шимпанзе.
В ходе манипулирования предметами кроме конструктивной деятельности Ладыгина-Котс выделяла: ориентировочно-обследующую (ознакомительную), обрабатывающую, двигательно-игровую (сохранение, отвергание предмета) и орудийную деятельности. Количественный анализ общей структуры деятельности шимпанзе в процессе манипулирования показал, что по отношению к непищевым объектам чаще всего выступает ознакомительная, обрабатывающая и конструктивная деятельности. В наименьшей степени проявляется орудийная деятельность.
Эти различия форм предметной деятельности шимпанзе объясняются особенностями образа жизни этого антропоида. Минимальное развитие у шимпанзе орудийной деятельности, объясняется тем, что в естественных условиях такая форма обращения с предметами встречается крайне редко. Известны лишь отдельные случаи орудийных действий (извлечение термитов из их построек с помощью веточек или соломинок, собирание влаги из углублений в стволе дерева с помощью жеваного комка листьев). Эти орудийные действия дикоживущих шимпанзе являются, однако, несравненно более простыми, чем орудийные действия, искусственно формируемые у человекообразных обезьян в специальных условиях лабораторного эксперимента, что свидетельствует о потенциальных психических способностях этих животных. Ладыгина-Котc расценивала самостоятельное применение орудия скорее как индивидуальную, чем видовую черту в поведении высших обезьян. Правда, как показали полевые наблюдения, такое индивидуальное поведение может иногда проявляться среди многих членов одной популяции обезьян.
Ограниченность орудийных действий современных антропоидов в естественных условиях свидетельствует о рудиментарности прежних способностей их предков, но эти способности могут проявляться в искусственно создаваемых условиях зоопсихологического эксперимента. Орудийную деятельность современных антропоидов можно рассматривать как иллюстрацию одной из важных биологических предпосылок антропогенеза. Можно предположить, что у ископаемых антропоидов, предков человека, употребление орудий было значительно лучше развито, чем у современных человекообразных обезьян. По предметной деятельности современных высших обезьян можно судить, в известной мере, о развитии предтрудовой деятельности животных предков человека и о тех условиях, в которых зародились первые трудовые действия, выполняемые с помощью орудий труда. Однако следует заметить, что изготовляемые современными человекообразными обезьянами и другими животными орудия, являются не орудиями труда, а лишь средствами биологической адаптации к определенным ситуациям. «Стремление манипулировать любым предметом, не имеющим даже отдаленного сходства с пищей, способность замечать детали и расчленять сложное, – все это, – как писал Войтонис, – является первой предпосылкой проявления умения пользоваться вещью как орудием в самом примитивном смысле этого слова».
И все же, даже высшие проявления манипуляционной (орудийной) деятельности у ископаемых человекообразных обезьян, по всей видимости навсегда остались бы не более как формами биологической адаптации, если бы у непосредственных предков человека не наступили бы коренные изменения в поведении. Подтверждение этого предположения было получено Фабри в экспериментальных исследованиях современных обезьян. Он обнаружил явление «компенсаторного манипулирования». Суть его заключается в том, что в обедненной среде у обезьян происходит коренная перестройка манипуляционной активности. Если в естественных условиях обезьян окружает обилие пригодных для манипулирования предметов, которые распыляют внимание животных и стимулируют их к быстрой перемене деятельности, то в условиях клеточного содержания, когда почти полностью отсутствуют предметы для манипулирования, нормальная многообразная и «рассеянная» манипуляционная деятельность обезьян концентрируется на немногих предметах. В результате этого животные производят не менее разнообразные, но интенсивные, сосредоточенные, длительные манипуляции с одним или немногими предметами. При этом разрозненные двигательные элементы концентрируются и образуются значительно более сложные манипуляционные движения. Подобные действия с предметами могли служить основой зарождения трудовой деятельности.
Согласно данным палеонтологии в конце миоцена, особенно же в плиоцене началось быстрое сокращение тропических лесов, это привело к тому, что многие их обитатели, в том числе обезьяны, оказались в полуоткрытой, или даже совсем открытой безлесной, местности, то есть в среде, более однообразной и бедной объектами для манипулирования.
В числе этих обезьян, попавших в обедненную среду обитания, были и близкие к предку человека формы (рамапитек, парантроп, плезиантроп, австралопитек), а также, очевидно, и наш непосредственный верхнеплиоценовый предок. Вынужденный переход в новую среду обитания принес обезьянам немалые трудности, и большинство из них вымерло.
В новых условиях преимущества имели те антропоиды, которые смогли выработать более совершенную прямую походку на двух ногах (прямохождение) на основе прежнего способа передвижения по деревьям – круриации. Этот тип локомоции представляет собой хождение по толстым ветвям на задних конечностях при более или менее выпрямленном положении туловища, при этом передние конечности лишь поддерживают верхнюю часть тела. Круриация в новых условиях оказалась биологически выгодной, так как при таком типе локомоции верхние конечности больше и лучше использовались для орудийной деятельности.
Среди антропологов господствует мнение, что непосредственным предком человека был единственный вид антропоидов, который, несмотря на резкое ухудшение условий жизни в начале плейстоцена, выжил благодаря успешному использованию природных предметов в качестве орудий, а в последствии и за счет употребления искусственно созданных орудий. Однако, как справедливо считал Фабри, орудийная деятельность смогла сыграть такую «спасительную» роль лишь после того, как она сама претерпела глубокую качественную перестройку. Это отразилось в возникновении таких форм «компенсаторного манипулирования», которые способствовали исключительно сильной концентрации элементов психомоторной сферы и подняли орудийную деятельность животного предка человека на качественно новую ступень.
По мнению Фабри именно высокоразвитая способность к компенсаторной перестройке предметной деятельности обеспечила выживание предка человека и явилась необходимой основой для зарождения трудовой деятельности, а тем самым и появления на земле человека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Насколько полезным был этот материал?

Оцените по пятибалльной шкале!

Средний рейтинг / 5. Голосов:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Ваше имя